Энциклопедия:
Настоящее
Виктор Саксон
Rambler.ru
Мне нравится:

— Что сейчас происходит в медиа? Что нужно и что точно не нужно делать, чтобы медиа было успешным?

— Ситуация непростая. Мы видим кризис, связанный с рекламой, идеями, трудовыми ресурсами, контентом. Начиная с политических ограничений и заканчивая тем, что трудно найти команду разработки, которая бы удовлетворили в базовом понимании твои потребности.

Я недавно был в Красноярске, общался с людьми, которые занимаются digital. Выяснилось, действительно, есть спрос — но нет людей: ни журналистов, ни разработчиков.

Если в Москве можно найти два-три десятка крупных СМИ с сильными командами, которые предлагают конкурентоспособные зарплаты, — то чем дальше от центра, тем ситуация хуже.

Обычная история, когда приходит заказчик и просит сделать дизайн, как у Meduza или Lenta.ru. А более продвинутые заказывают что-то между New York Times и Washington Post. И так поступают все, потому что наш рынок в основном вторичный с продуктовой точки зрения. Любое русское СМИ — скорее всего, клон того, что есть на Западе.

И это неплохо, ведь мы не ходим в программы, мы учимся на чужих ошибках и просто, имея навыки такого trend hunter, можем создавать СМИ, фактически копируя то, что уже есть.

— В чем выражается кризис идей?

— Кризис идей — это в целом кризис СМИ. Деловым медиа очень сложно писать про экономику в стране, в которой экономики, в общем-то, нет. Сегодня ты напишешь про «Роснефть», завтра про «ЛУКОЙЛ», а послезавтра — еще раз про «Роснефть». Кризис деловых изданий еще и в том, что они ни на что не влияют. Можно раскопать эксклюзив, но это никак не повлияет на котировки бумаг.

В развлекательной журналистике, к примеру, есть люди, которые собирают «желтизну». Есть те, которые делают развлекательные СМИ в виральном направлении —тот же Lifehacker.ru, «Космополитен». Львиную долю трафика они собирают из соцсетей только потому, что при создании текста всей редакцией думают, к примеру, о рецептах блинов на Масленицу или салата оливье на Новый год. И так целый год, из года в год.

— Как только появляется площадка-агрегатор, для пользователя бренд СМИ растворяется. Но если говорить о продажах, сила медиа — в бренде. Нам нужно выращивать бренд. Возможно ли это?

— Это крайне дорого. Сколько нужно было вложить инвестиций в раскрутку Republic, чтобы он зазвучал на уровне сильных брендов? Сколько лет убыточности. Это действительно очень дорого.

На чем выигрывают серьезные крупные бренды? Читатель приходит к ним, потому что ему важен не столько эксклюзив, а то, что материал написан именно этим медиа, а не кем-то, каким языком он написан, какие акценты расставлены. Это действительно суперважно.

Известная история про фактчекинг. Информации очень много, все казалось, что СМИ — это такое сито в информационном мусоропроводе, которое собирает в потоке только исключительные материалы, помогает отобрать самое вкусненькое. Это тоже очень важно. Но тут приходит Цукерберг и говорит: «Ребята, я сейчас свои чудесные механизмы, социальные графы и историю взаимодействия обучу таким образом, что не нужен будет фактчекинг, я буду распознавать, где подделка». Стало непонятно, что будет, если из всего потока информации выбирать персональную информацию для каждого.

Любой человек — это же не только читатель деловой газеты или автомобильного журнала. Сейчас он читает про автомобили, а через час — про поезда, а если он еще и поклонник хомячков, то в автомобильном журнале выбирает информацию про машины с удобными кармашками для зверей. Раньше читатель сам отбирал для себя этот контент, теперь — социальные сети. Очевидно, что они справятся с такой задачей хорошо, потому что человек крайне многообразен. В этом плане преимущество традиционных СМИ с их традиционным редакторским подходом перестает работать. Через пять-десять лет так и будет.

 

Мне нравится: