Энциклопедия:
Журналист
Евгений Паперный
Здоровье и Дети Mail.Ru
Мне нравится:

— Если текст остается, это значит, что профессия не меняется. Что ты потребуешь от человека, который приходит к тебе?

— Современный журналист — впрочем, как и журналист любого времени, но сейчас это наиболее актуально, — в нем абсолютно не должно быть такого очаровательного свойства, когда он: «Ой! А это что? Это я не знаю». Недопустимо, если человеку предъявляется новая технологическая задача, а он говорит: «Я не умею, я не могу, я боюсь, я не знаю, что мне делать».

Робость — вот, наверное, правильное слово. Просто иногда робость воспринимается как достоинство, такая благородная робость. Когда ты даришь маме первую в ее жизни микроволновую печь, и она: «Ой, это что-то такое сложное. Я вот лучше... вот я умею котлеты». Иногда такое встречается в самых нежных выпускниках журфака. В такой момент хочется нажать кнопку, чтобы раскрылся люк и человек провалился.

Полное отсутствие робости — это главное качество журналиста. В нашу эпоху — отсутствие технологической робости. Для того, чтобы научиться делать гифки, нужно полчаса. Человек, который ждет меня три часа, чтобы спросить как делать гифки, вместо того чтобы за полчаса научиться их делать, профнепригоден.

— Ты возьмешь на работу выпускника с журфака или человека с медицинским образованием, который хорошо пишет?

— Это вопрос с подвохом по той простой причине, что журфаки сильно поменялись. Не то, чтобы сильно и не то, чтобы поменялись, но сегодняшний журфак — совсем не то, что журфак далеких эпических времен. Когда я учился в институте, там была возможность откосить от армии и супертусовка. Сейчас мне кажется, что многие вузы осознали свои ошибки и движутся вперед.

Еще в 2003 году я своими глазами видел вакансию в Lenta. ru, в которой было написано: «Ищем редактора, образование профильное: физфак, Бауманка, мехмат». Все мы знаем, что в commerce не брали людей с журналистским образованием. Сейчас для журфаков эта долина смерти пройдена. Сегодня я уже буду рассматривать человека с журфака.

— Какой ты видишь миссию медиа? Зачем мы нужны читателям, если всю событийку я могу прочитать в Facebook?

— Как человек с научным взглядом на мир, я считаю, что необходимо составлять картину миру. Это свойство, которое у человека сформировалось и закреплено эволюционно. Человек, не формирующий вокруг себя связную картину мира, может стать жертвой леопарда, который прыгнет на тебя сверху, если стоишь под слишком толстыми ветками.

Питаться — фундаментальное биологическое свойство человека, на него отвечают рестораны. На фундаментальное биологическое свойство человека составлять картину мира отвечают СМИ. Соцсети насыщенны медиа более чем полностью. Я гораздо больше получаю информации о Трампе из своих соцсетей, чем о жизни своих одноклассников.

Но определенное закукливание в соцсети неизбежно происходит. Почти у всех людей есть физиологическая потребность представлять себе, как устроен мир. Иногда им интересно представлять, как устроен мир с точки зрения матримониальных сюжетов селебрити, или с точки зрения National Geographic или Animal Planet, но все равно это физиологическая потребность.

 

Мне нравится: