Энциклопедия:
Форматы
Олеся Носова
Kp.ru
Мне нравится:

— Что для вас важнее: событийка — быстро отреагировать и быстро осветить, либо же делать длинные истории? Какие форматы используете?

— Хочется везде успеть, но это невозможно. Мы придерживаемся классической школы «Комсомольской правды»: планерки, еженедельный портфель, система отделов редакторов. Это их задача — придумывать какие-то истории. Они составляют перспективный план на неделю: берем интервью у того-то, разрабатываем такую-то тему... А радио и сайт больше на события работают.

При этом регионы постоянно нуждаются в методологической поддержке. Надо все время говорить: «Ребята, сегодня бежим туда — это модно, а это уже не модно».

Мы считаем, что если журналист написал материал, то он точно может его продвинуть. Выставил на сайт — и тут же надо опубликовать его в наших официальных группах. У автор есть там своя прикормленная аудитория. Мы гордимся посещаемостью сайта. У нас хорошие заходы из социальных сетей — если верить статистике Live Internet, мы там очень прилично смотримся.

— Есть ли особый голос, стилистика, которых вы пытаетесь придерживаться? Есть ли правила, как писать тексты — например, в материалах не должно быть сложных терминов?

— Так как мы массовое издание, то должны рассчитывать на широкую аудиторию. У нас есть масса инструкций, как писать, причем эти инструкции приличному человеку не покажешь, потому что они «судорожно делались». Но если суммировать: то мы ориентируемся на заметку, которую прочитал — и все в ней понятно.

Это не значит, что она написана примитивно, а значит, что она написана именно понятно. Особенно сложно этот жанр выдерживать, например, в экономике. Что касается политики — мне кажется, тут у нас вполне сильный состав.

— «Комсомольская правда» — это информационное СМИ или издание про развлечения, эмоции? В чем секрет успеха?

— Судя по трафику, мы крутое новостное издание. Но я хочу эту «баржу» немножко развернуть«, потому что все-таки «Комсомольская правда» не только новости, прежде всего это — классический репортаж. Это Коц, Стешин, Асламова, Варсобин. Мы придумали множество стратегий и понемногу их внедряем. Посмотрим, что выстрелит.

Залог успеха сейчас — это полная открытость. И люди, которые производят контент и понимают, что он будет использоваться в совершенно разных сущностях. Еще это эксперты, которые подхватывают контент и пакуют его. Радийщики переделывают контент в звук, редакция газеты — в передовицу, интернет делает из этого свою историю, плюс, все это переупаковывается для соцсетей.

Время от времени меня отправляют куда-то учиться. Раньше мне нравилось приезжать в какую-нибудь страну, договариваться с местной редакцией, даже Figaro или Huffington Post, об экскурсии, просить рассказать, как они работают... Но чем больше я туда ездила, тем лучше понимала: наша ситуация вообще уникальна. В других медиа процесс не настолько органичен. Думаю, что все дело в желании — а у нас жесткое желание. Мы ведь СМИ, которое всегда выживает. Нам никто денег просто так не дает. Поэтому мы «что потопали, то и полопали».

— Как отличается информационный продукт в печатной газете и в интернете? Например, в интернете текст должен быть короче, или должно быть больше картинок?

— Однозначного ответа нет. Хороший текст — он и есть хороший текст. Но коллеги меня уверяют, что текст на экране и текст на бумаге по-разному воспринимаются. И время от времени я вижу: то, что хорошо читалось на сайте, на бумаге не всегда выглядит органично.

Вероятно, есть какая-то трудноуловимая, по крайней мере для меня, разница. Должна сказать, что тексты и в газете, и на сайте не должны быть большими. Но мы ставим лонгриды — это наш любимый жанр, и журналистам нашим нравится, и никто их не режет, они пишут, сколько захотят.

 

Мне нравится: