Энциклопедия:
Настоящее
Олеся Носова
Kp.ru
Мне нравится:

— «Комсомольская правда» делает ставку на онлайн?

— Да, для нас это приоритетный проект. Он всегда был вроде приоритета на вырост. Мы знали, придет время, когда сайт начнет кормить всех — и оно наступило. Но «Комсомольская правда» — это не только газета и сайт, это еще и радио, и большой книгоиздательский бизнес.

— Как сделать электронное СМИ из печатного издания?

— В свое время мы сумели избежать ошибки, которую совершили все СМИ, когда разделили редакции и отдельно содержали-пестовали редакцию сайта. В результате между ними выросла непреодолимая стена непонимания. И теперь у многих изданий, в том числе за рубежом, уходят годы на то, чтобы сгладить последствия.

Наша позиция изначально была другая. Одна редакция делает все: газету, сайт и радио. Мы исходили из простого посыла: есть у нас, к примеру, полковник Баранец. Его все его знают, он обычно на прямых линиях с Путиным задает острые вопросы и, кроме того, он самый главный специалист по военной теме. Мы посчитали логичным, что читателям и слушателям «Комсомольской правды», а также пользователям сайта Kp.ru эти темы будет подавать именно половник Баранец.

И надо сказать, что полковник и другие наши «монстры» оказались к такой конвергенции очень восприимчивы. Лучшие видео кто снимает? Галина Сапожникова. Это живой классик. Саша Коц, Дима Стешин — тоже наши классики. Очень повезло и с главным редактором — Владимир Николаевич Сунгоркин просто не оставил нам выбора, сказал: «Это наш стандарт. Мы работаем так».

Учиться, как водится, всегда некогда. Дали штык — беги, рой себе окоп. Но все же есть некое разделение. Например, кому-то больше нравится работать с сайтом, чем быть на радио-эфире. Тем не менее, если сотрудник выехал на мероприятие или, не дай бог, где-то что-то взорвалось, то он 100 % выйдет в эфир и будет одновременно вести Twitter-трансляцию, видеотрансляцию c телефона в Facebook, «Вконтакте», в «Одноклассники».

Видеотрансляция — наш любимый жанр. Все журналисты вооружены iPhone (мы им покупаем), а те, кто хорошо работает, получают красный iPhone в красном чехольчике.

Раньше журналист мог вернуться из командировки без видео, а некоторые даже и без фотографий: «Нажимал — не получилось». Сейчас такое немыслимо. Ульяна Скойбеда делает замечательные документальные фильмы. А есть те, от кого мы требуем хотя бы Youtube style, то есть «Сними хоть что-то». Некоторым нравится делать панорамы. В принципе, от каждого по возможностям — и результат отличный.

Постоянно журналиста хвалим, даем дополнительные гонорары. Если не все получается — стараемся обучать.

— Вы разделяете аудиторию на тех, кто читает газету, и тех, кто заходит на сайт?

— Это абсолютно разная аудитория. Пересечений по радио, сайту и газете не более 6 %. Но чем дольше я занимаюсь издательским делом, тем отчетливее понимаю, что от хорошего контента никто не откажется.

К примеру, блестящий репортаж Дарьи Асламовой, нашего международного журналиста, сенсационное интервью с Башаром Асадом, вышло на радио, на сайте было видео, а в газете текст. Мы стараемся делать материал, который подойдет для разной аудитории.

— Расскажи о работе редакции.

— Редакция разделена на отдельные группы. Основной журналистский костяк — это все-таки газетчики. Они пришли работать в газету, а потом им повезло работать на сайте и на радио.

На сайте есть штат выпускающих редакторов. Это люди, которые не спят, бодрствуют, чуть что — будят всех. Если нужно, наши журналисты работают 24/7, это рабочий стандарт. На радио тоже есть линейные выпускающие, «звукачи» и т.д., а в газете — выпускающие редакторы газеты.

По большому счету, от журналиста требуется добыть контент всеми возможными способами. Мне нравится сегодняшняя ситуация, потому что добывать контент стало легко и приятно. Для видео нужен только айфон и интернет. Навел камеру — и ты уже пригласил читателя к себе.

— Как ты контролируешь электронные региональные редакции?

— Во-первых, у нас единая платформа. Нас это здорово спасает. Когда что-то происходит в регионе, какой-то катаклизм, главный импульс, который мы даем региональной редакции — «Бегите туда, на место событий!» А дальше технология, которую я описывала выше: корреспондент выходит в эфир на радио, мы этот разговор расшифровываем и из Москвы работаем с местным сайтом.

У нас есть региональный отдел, где работают люди, главное дело которых — курировать региональные редакции, отвечать на вопросы, присматривать за ними. Например, они каждый день смотрят обложки, потому что обложки — самое важное для газеты. Есть определенные требования к обложке: кто на них должен быть, какие должны быть буквы и т.д. Вот региональный отдел и контролирует соблюдение таких стандартов, если надо — консультирует.

Кроме того, у нас очень богатая программа обучения для регионалов. Каждую среду проходят вебинары, на которых мы предлагаем лучшие кейсы, и каждая редакция отчитывается о них — как в первый раз, все заново переживает. Обсуждаем ошибки, перспективы.

Как-то на «Яндекс» подсчитали, сколько в день «Комсомольская правда» делает заметок. Оказалось 1200. Мы были шокировали и абсолютно расстроены. Думаем: «Господи, что мы за спам-роботы?». А потом начали считать: 60 региональных сайтов плюс федералка. Федералка делает, допустим, 150 материалов в день, а все остальное — регионы. То есть по 10–15 новостей. Не так уж и много.

— Как вы относитесь к социальным сетям?

— С удовольствием производим для них контент. Когда-то был период «мрачного Средневековья»: казалось, что социальные сети отнимают у нас аудиторию, и мы по этому поводу страшно напрягались. Но потом решили назвать соцсети «Комсомольской правдой». Есть Facebook «Комсомольская правда». «Одноклассники» — тоже «Комсомольская правда» и т.д.

Мы делаем специальный контент. Например, когда журналист выезжает на событие, он ведет трансляцию везде. Есть те, кто делает это на своих личных страницах — у кого-то есть большая собственная аудитория.

И, разумеется, мы делаем какие-то демотиваторы, тестики...

— Какие метрики используете?

— Каждое утро с большим пристрастием смотрим все метрики по интернет-сайту. И докладываем газете и радио. В интернете все считается, а в газете не знаешь, прочли заметку или нет. Анализируем материал, который получил наибольшее количество заходов. Мы пользуемся сербским Content Inside, он показывает лояльность читателей. Если замечена активность аудитории — на эту заметку обращаем особое внимание, в том числе регионов, развиваем тему и т.д. То есть постоянно проводим мониторинг. Зачем нам это публиковать? Интересно ли нашей аудитории?

Мы постоянно ведем мониторинг откликов. Их огромное количество. Наши читатели умнее нас, они всегда проводят нам какую-то экспертизу. Одно время мы публиковали полусырую заметку на сайте для того, чтобы собрать по ней экспертизу. Достаточно часто мы просим высказаться по какому-то материалу, хотя бы для того, чтоб потом сделать инфографику и пр. В общем, читателей мы постоянно используем в качестве соавторов. И так было в «Комсомольской правде» всегда — только раньше присылали письма.

У нас очень зрелая и устоявшаяся команда редакторов. Все на кончиках пальцев. Мы знаем, какая тема пойдет, а какая нет. Но бывает, что и не попадаем.

— Куда вы движетесь? Что будет через пять лет?

— В принципе, мы всегда движемся в одну сторону. Лидерство — наш главный ориентир: большая редакция, и в регионах огромное количество редакций, есть и сопутствующие бизнесы. Чтобы все это процветало, должны быть хорошие тиражи, хорошая посещаемость. А по дороге мы делаем кучу мелких движений.

 

Мне нравится:
Другие статьи на тему
  
Настоящее