Энциклопедия:
Форматы
Егор Мостовщиков
Snob.ru и Batenka.ru
Мне нравится:

— Останутся журналистика, ее суть и задача. А что касается форматов?

— То же самое. Это все взаимосвязанные вещи. У вас есть «проклятие». И вы хотите, чтобы больше людей читали быстрые тексты. Надо разобраться, в какой именно момент люди отключаются. Понять, на сколько нужно обрезать текст, чтобы его точно дочитали, получив небольшой, но кусок информации. На базе этого и появляются форматы. Можно делать и по-другому — форматов очень много.

— Как вы понимаете, что вы молодцы? Это просмотры, лайки, шар? Может быть, это скроллы, время вовлечения? Что для вас рассказанная или донесенная история?

— Сложный вопрос. Приходится жонглировать сразу несколькими задачами. Как для профессионального репортера, для меня важна цифра. Мне кажется, чем больше людей прочитало, тем круче. Рекламодателю, который еще не совсем понимает, что происходит, важен наш трафик: сколько людей посмотрели нативную статью, сколько мы открутили баннеров, какой был CTR, столько переходов и лидов. Поэтому и понимаешь, что цифра должна расти.

Однако Republic, бывший Slon, существует за счет того, что продает тексты, за счет paywall. Им не нужно, чтобы все люди на свете прочитали опубликованный у них текст. А хочется, чтобы люди купили подписку. К примеру, если 20 тыс. человек прочитали текст — для нас это «хотелось бы больше», а для них это «круто, это 20 тыс. человек, которые заплатили нам за то, чтобы прочитать текст, значит мы точно дошли до людей, которым это очень нужно». Тут у всех разные метрики.

Вначале количество, а потом качество. Я понимаю, что количество растет без качества. Когда мне рассказывают, что большие тексты не читают, это неправда. Была история, где я четко могу измерить эффективность и успех. Два подростка сбежали из дома, приехали в село, стреляли по полицейской машине, убили две собаки. Все закончилось суицидом. Дичайше обсуждаемая история. Повсюду было много мнений и вопросов.

На место выехала спецкор «Сноба» Полина Еременко. Через четыре дня после происшествия мы выпустили репортаж. Конечно, было много разных текстов на эту тему. Но мы пообщались с друзьями этих детей, потусили с ними в местном торговом центре, где всей школой оттягиваются после уроков. Были в школе, попали на похороны, пообщались с одним из родителей, с соседями дома, где происходила стрельба. Поговорили с полицейскими этой деревни, с соседями. Все, что только можно было, собрали. Всю ночь сидели с Полиной — она писала, я правил текст. Мы выпустили его в пятницу днем. Текст собрал полмиллиона просмотров. Это огромная цифра и для нас, и в принципе, потому что текст был большой — 30 тыс. знаков. И его читали до конца.

— Просмотр — это показатель того, как текст дистрибутирован, как тема волновала людей, как они пришли на материал?

— Тут много факторов играют роль. И если вернуться к той истории... все было эффективно сработано. И корреспондент был отправлен, и нашлись деньги для командировки. И было время, чтобы сделать качественный продукт. Я ведь сразу сказал, что мы не станем делать ничего в этот же день — мы найдем все, что сможем, и выпустим материал, в котором подробно расскажем, покажем, что именно произошло и почему так бывает. Пока все остальные медиа занимались копипастом и обсуждением мнений, кто-то должен был выехать на место. Не каждый день такое происходит. Здесь можно говорить о качестве, об эффективности — очень многие прочитали этот текст, большой текст.

Но можно еще лучше... В целом, у всех изданий по-разному. Хотя все крутится вокруг одних и тех же сущностей — аудитории, цели и «проклятья».

 

Мне нравится: