Энциклопедия:
Форматы
Наталья Лосева
Медиаэксперт
Мне нравится:

— В чем задача медиа, если все движется к тому, что новости перестанут быть нужны и важны?

Давайте посмотрим на пример теракта в Петербурге. Спрос на просто поток пользовательского контента может возникать первые минуты или часы — в момент события. Как в Питере структурировали жанры, как отрабатывали самые успешные медиа? Шло два параллельных потока. Первый — это абсолютный онлайн, погружение человека в то, что происходит. Очевидец становится инструментом, он дает материал, который позволяет медиа реконструировать онлайн, — пускать не просто видео с одной точки или текстовую трансляцию, а информировать с разных ракурсов: вот фото, видео у вагона; вот крики «Мама! Мама!», которые мы слышим, когда смотрим это видео; картина у метро.

Ценность огромного потока истекает примерно через полчаса после завершения события. Мы увидели, как успешные медиа вели вторую параллельную линию — линию очень быстрых обобщений. И Republic, и Meduza, и «Коммерсант» выигрывали аудиторию, давая быстрое обобщение: что стало известно к 16 часам, а что к 17 — самое главное, что мы должны знать.

Мне понравилось, как на коленке, но с гениальным чутьем это делал Republic. Просто в Word набивал основные события по пунктам, делал скриншот и запускал в Telegram как картинку. Эдакое краткое содержание предыдущих серий. «Дайте мне выжимку». Потому что когда на человека со всех сторон льется информация — и пользовательская, и профессиональная — он дезориентирован, и не понимает, где верх, где низ, где право, а где лево.

И где правда, потому что фейков было немало. В этот поток очень легко встраивать и фейки, и провокации, и много вещей, от которых у человека начинается информационное головокружение, тошнота... Таким образом, он все равно приходит к нам, к медия. Вот и ответ на вопрос, почему медиа не умрут — потому что спрос на качественное обобщение, качественную выжимку — что правда, что важно — останется.

— Медиа должны информировать — или вызывать эмоции?

— Проанализируем, что на самом деле аудитория хотела знать про Питер, и что по поводу этого события считали новости, что они производили, и что кликалось.

Посмотрим френдленту. Каждый второй писал: «Питерцы, что у вас?» Это эмоция, переживание. Человек понимает: статистическая вероятность того, что кто-то из знакомых попал в историю, ничтожна. Это был обмен страхами, коллективное сопереживание, коллективное горевание, любопытство. Также достаточно людей, у которых информационный адреналин настолько раскачан, что они нуждаются в сильных эмоциях и хотят ими обмениваться. Еще есть коллективная скорбь. Что сегодня видим? Какие-то картинки, стихи, песни. Все это эмоция. В какой-то мере это эмоциональное чревоугодие.

Здесь мы можем говорить о конвергентном медиапотреблении, потому что история с коллективным эмоциональным переживанием Питера немногим отличается от просмотра хорошего эмоционального фильма. И ощущение, что это реальность, еще больше подстегивает эмоциональность.

Кто выиграет в такой ситуации? Тот, кто сможет спекулировать на эмоции, и все уйдет, к примеру, просто в таблоиды. Либо кто-то сможет — своевременно и красиво — сделать из этого историю.

Получается качественный микс информации и эмоций. Что сегодня перепощивают? То, где есть драматургия, например, люди, которые несут цветы. Собственно говоря, новостям останется мало места — очень небольшой кусочек, он будет востребован только постоянными новостными потребителями. Теми, кто интересуется политической реакцией, разными внешнеполитическими и внутриполитическими подоплеками, поиском заказчика и т.д. Это останется для узкой прослойки.

В силу профессиональной деформации медийщики почему-то считают, что потребители новостей — это примерно 100 % людей, которые сидят в интернете. Но реально соотношение аудитории социальных сетей и всего сегмента медиа — весьма плачевно для медиа.

В принципе, тренд накопления аудитории российского сегмента СМИ стагнирует — вообще не шевелится. Чуть-чуть, возможно, хиты подрастают, можем надеяться, что растет вовлеченность. А если посмотреть тренд сегмента, как он называется в LiveInternet, знакомства и общения, где социальные сети, он идет вверх. Вот где люди.

Roem.ru сделали аналитическое обобщение по источникам трафика касательно питерских событий. Понятно, это был трафик не на главной странице медиа, а тот, который шел из «Вконтакте», Twitter, Facebook и т.д. Они оттуда приходили... и назад возвращались.

 

Мне нравится: