Энциклопедия:
Форматы
Никита Лихачев
TJournal.ru
Мне нравится:

— Каким тебе видится будущее твоего медиа? Что предстоит сделать в ближайшей перспективе?

— Сейчас много работают над разработкой новых форматов и тем, что называют лонгридами. Но лонгриды — это, условно, длинный текст, который тяжело читать. В целом есть потребность в том, чтобы создавать уникальный материал. В цехе говорят о том, что делать лонгриды долго, дорого и неэффективно. Жалуются на то, что у них маленькое количество просмотров и они не компенсируют затраты, они тяжелы в производстве... Да и журналистов становится меньше. Плюс нужно разработчиков привлекать. Это все очень долгая история.

У нас уже есть идеи, как можно разнообразить то, что появляется на сайте. С момента, когда перешли на модель «редакция + UGC», мы старались выпускать новости, потому что и читатели больше их приносили, и мы сами их писали. Мы привыкли заниматься новостями, и кроме них почти ничего не осталось. Сейчас, наверное, не существует изданий, в которых нет новостей, но при этом так или иначе медиа стараются что-то генерировать из дорогих форм контента.

Нужна история, помимо картины дня, которую читатель сможет обсуждать в комментариях и в целом участвовать в ее cоздании. И нам есть что сказать. Мы просто отвыкли это делать.

Есть какие-то форматы, которые мы хотели бы попробовать, — аудио, видео, может быть, мероприятия. Есть вещи, с помощью которых мы пытаемся привязывать к себе читателя. Тем, кто нам верен, мы хотим давать еще больше возможностей — начиная от значков, наклеек мерчендайза и заканчивая какими-то бонусами на сайте. Пока не знаю, в какой форме это будет происходить, но мы планируем что-то сделать в рамках именно сообщества.

Люди, которые только купили подписку, и люди, которые давно уже комментируют статьи на TJournal, — это разные категории. Должна быть какая-то система поощрений для первых, и для вторых.

С одной стороны, история получается имиджевая, с другой — контентная. Нам нужно делать разные формы контента, которые стали бы нашим брендом. На заре существования TJournal у нас был простой формат, который назывался «сливы». Мы собирали то, что проходило мимо читателя в соцсетях и показывали ему у нас, на одной странице. Это давало возможность отказаться от постоянного мониторинга событий и смотреть только выжимку. Формат стал узнаваемым и перекочевал в другие крупные издания.

Сейчас это уже не так актуально. Но мы все равно иногда делаем подборки из соцсетей, когда нужно подать какие-то мнения. И новый узнаваемый формат тоже хотелось бы делать.

Бывает, пользователи просят удалить их аккаунт. Я спрашиваю: «Почему, что не так?» Отвечают: «Да просто я столько времени провожу на TJ, это уже как зависимость...» У человека должно быть чувство принадлежности к изданию. Конкурировать в интернете можно только за счет бренда или каких-то узнаваемых форматов. Никто не будет приходить к тебе, только чтоб почитать новости. Нужно гарантировать какие-то эксклюзивные вещи.

Поэтому в настоящее время передо мной стоит задача экспериментировать с новыми форматами, длинными текстами, с приглашением новых авторов и, возможно, воспитанием журналистов.

Хочу выращивать авторов в своей аудитории. Например, приходят люди, которые готовы переводить большие тексты. Есть пользователь, который за последние полтора месяца уже четвертый текст переводит про дизайн, работу с графическими редакторами. Для нас это непрофильная тема. Но он почему-то хочет именно на TJ публиковаться.

— Люди приходят к вам на формат подачи или на язык?

— У TJournal формы подачи разные. Есть, например, информационное агентство «Интерфакс». Оно использует формы подачи, которые характерны для информационного агентства. Они всегда одни и те же, и «Интерфакс» никогда не позволяет себе от них отойти.

Но есть Lenta.ru, которая разрешает себе и что-то несерьезное. Или Meduza, которая может создавать очень важные, очень тяжелые для потребления формы контента — например, репортажи из судов, и одновременно — фановый контент с эмо-заголовками.

Мы тоже пытаемся соблюдать стандарты журналистики с понятной структурой текста. Важно знать, что у новости есть источник, что она достоверна и проверена, подкреплена комментариями. Но при этом мы можем себе позволить фановые ролики на сайте, цитаты из соцсетей, таким образом мы приводим мнения пользователей Twitter, показывая как обсуждается инфоповод в интернете.

У нас постоянно идут эксперименты. Мы изначально были — я бы даже не сказал, что изданием. Скорее, интернет-проектом про анализ популярного в Twitter. И TJournal рос как технологический проект несколько лет. Недавно у меня спросили: «Ты главный редактор одного и того же сайта уже шесть лет. Не надоело?». А я отвечаю: «Сайт кардинально менялся несколько раз, и потому я — главный редактор разных изданий».

Сначала мы были редакцией в чистом виде. Отодвинули на задний план все технологические штуки, начали писать статьи, брать интервью и что-то из интернета обозревать. Сейчас это симбиоз редакции и сообщества, причем сообщество генерирует очень большую долю контента. Если посмотреть на главную страницу, может показаться, что истории в основном создает редакция, а на самом деле — мы просто дополняем истории, присланные пользователями. Там всегда стоит «Спасибо за наводку», если это материал, опубликованный читателем. Часто удаляем материалы, которые появляются повторно. Если знаем, что новость фейковая, ее надо удалить или полностью переписать.

С течением времени меняется проект — вместе с ним меняется и аудитория. Мы все время стараемся экспериментировать с какими-то новыми формами контента, чтобы не давать ей скучать. Год назад мы заметили: люди готовы на ровном месте начинать обсуждение, и оно нередко получается конструктивным. К примеру, начинают с татуажа, а заканчивают экспертными мнениями, потому что работают в конкретной индустрии и переносят это обсуждение прямо к нам на сайт.

Мы начали делать обсуждения. Недавно обсуждали «что бы вы хотели видеть в перезапуске «Матрицы» — по следам новости о том, что якобы готовится ремейк. И собралось много фанатов фильма, им было что сказать. Их комментарии составили огромную подборку, возможно, даже противоположных мнений.

— Как вы работаете с UGC-текстами? Очевидно, что они написаны другим языком. Какова ваша редакционная политика?

— У нас есть большая статья, причем написанная одним из наших читателей-редакторов, который пришел на маленькую ставку и помогал с оформлением роликов. Он наблюдал, как в чате идет обсуждение пользовательского текста, как мы разбираем тексты друг друга, видел, какие допускаем ошибки... и составил гайд.

Гайд называется «Как сделать идеальный пост на TJ». Пока он публичный. Кстати, редактор новостей Вася Басов занимается составлением новостной редполитики.

Есть пользователи, у которых особенный, узнаваемый стиль. Мы публикуем много их материалов. Но стараемся откорректировать под наши стандарты: можем заголовок поправить, поставить правильно кавычки, упорядочить слова.

А если в тексте приводится резкое высказывание по поводу, к примеру, Дмитрия Медведева и вместо его фотографии стоит демотиватор или фотожаба, мы это сразу убираем. Потом если в комментариях возникает вопрос «А чего убрали картинку?», отвечаем: «Не оформляем новости при помощи фотожаб и демотиваторов. Используйте фотографии и оформляйте их нейтрально, потому что это новость». У новостей такой формат. Хотите высказать собственное мнение про Дмитрия Медведева — воспользуйтесь другим форматом.

Иногда и сами выражаем мнение. Когда-то давно был стандартный формат колонок — приглашали сторонних авторов, они высказывали позицию по какой-то ситуации. Мне кажется, такой формат давным-давно умер. Сейчас люди пишут в блогах, а мы их ставим в формате «Мнение». Если хотят высказаться — приглашаем.

— Как вы выбираете темы? Как закрываете новостную повестку?

— Мы стараемся не пропускать важных событий, когда понятно, что ситуация в течение дня будет развиваться и это один из инфоповодов, который впоследствии превратится в длинную историю. Какие-то вещи фиксируем, следим, как развиваются, стараемся обрастать другими форматами.

TJ устроен вроде ленты, как в соцсетях. Только сейчас новости вынесены в отдельных блок, потому что занимают слишком много места. Новости быстро обновляются — все остальное уходит далеко. Внизу оставляем более уникальный для нас контент, потому что новости, особенно политические — это переписывание из других источников в 90 % случаев.

Как мы решаем, что брать, а что не брать? Каждый раз по-новому. Что-то появляется в редакционном чате, где мы накидываем ссылки на то, что происходит. События развиваются в формате: «Ой, опять вот этот чудак что-то сказанул». — «Нет, это ничего не значит, будем ждать каких-то подзаконных актов».

Нормы по трафику у нас нет. Я как главный редактор слежу за метрикой и понимаю, что если мы в каких-то случаях проседаем, то нужно что-то менять. Если попадаем в тему — значит, идем в правильную сторону. Раньше придерживались нормы по количеству заметок на одного редактора. Сейчас же я просто слежу, чтобы люди писали, то есть в принципе работали. Плюс, сами читатели приносят материал, который дает трафик.

Причем в TJ есть стандартная история для СМИ. Мы пишем материал, выносим его на главную страницу, анонсируем в соцсетях и даем пуш в приложении. Это собирает максимальное количество трафика. Бывает, обмениваемся с другими изданиями. Или сам читатель пишет материал, а сообщество голосует «за» и «против».

Может, кстати, «заминусовать» редакционный материал, хотя такое на моей памяти не случалось ни разу. Но аудитория может и «заплюсовать», тогда статья выйдет на главную. И наберет с главной трафик и достаточное количество просмотров.

— В чем главная задача редакции? Какова миссия TJournal.ru?

— Наше издание про медиатехнологии и тренды. При этом на главной странице множество новостей про политику...

Мы стараемся дать читателю — нашему сообществу — возможность оставаться в курсе того, что происходит вокруг, и не выпадать из повестки. Поэтому, в первую очередь, TJ — издание для людей, которые ежедневно хотят читать новости. И конечно, мы фильтруем информацию, оставляем только главное. При этом даем нашему сообществу площадку для обсуждения новостей в приятной компании.

 

Мне нравится: