Энциклопедия:
Настоящее
Никита Лихачев
TJournal.ru
Мне нравится:

— Как ты делаешь TJournal? Из каких ингредиентов состоит успех — это сообщество, или контент, или сильная редакция, или, может быть, технологии?

— В моем понимании сейчас два основных ингредиента успеха. Первое — у нас есть большое сообщество, которое очень активно ведет себя на сайте. Я наблюдаю за другими сайтами, на которых тоже есть комментарии, пользовательские новости и тому подобные UGC-вещи. Но на этих сайтах сообщества не так активны. Мы не подталкиваем свою аудиторию, но даем определенную свободу, помогаем с оформлением и инструментами.

Второе — это наша редакция. Она работает не в офисе, где мы бы сидели все вместе, а в разных городах с разными часовыми поясами. У всех приблизительно одни и те же функции: пишем, вычитываем, помогаем друг другу ссылками, подкидываем идеи, обсуждаем, одобряем. Есть люди, которые, условно, отвечают за новости. Есть человек восемь, которые работают на разных ставках, в разное время: кто-то может прийти после университета поработать, кто-то до работы. Я отвечаю за длинные тексты и в целом за редакцию.

Среди нас практически нет журналистов. Да, есть люди, которые сейчас учатся на журфаке и пишут диплом или даже диссертацию — по TJournal. Но это, в основном, не журналисты.

— Как вы собирали сообщество? Было четкое понимание аудитории, которую вы хотели заинтересовать, или понимание тематики, которая привлекла бы людей?

— В нашем случае — тематика и форматы новостей привлекают аудиторию, которая в принципе активна в интернете. Людей, у которых есть мобильные телефоны, быстрый мобильный интернет, которые интересуются социальными сетями, различными продуктами в интернете — мессенджерами, крупными платформами. И которые, возможно, тоже занимаются производством контента. Они работают в интернет-компаниях, в рекламе либо создают тексты. Вот такие пользователи рано или поздно пересекаются с TJournal, потому что мы и сами из этой сферы. Они к нам приходят за форматами, за какими-то инсайтами, за реакцией аудитории.

Мы запускались в 2011 году. Тогда Twitter был популярной среди журналистов-медийщиков формой коммуникации, сейчас он находится в некоем сильном decline. Но до сих пор Twitter является формой быстрого оповещения. Хотя частично эту функцию перехватил в России Telegram, среди медийщиков в том числе.

— С чем связано введение платной подписки на комментарии на TJ?

— Изначально в 2014 году мы сделали платную подписку для того, чтобы снизить градус ада в комментариях и ввести искусственный фильтр, который не позволит приходить ботам, спамерам и очень неграмотным, невоспитанным и не заинтересованным в проекте пользователям.

Да, иногда происходят набеги на проекты, у которых нет фильтров. И под какими-то резонансными либо неоднозначными темами набирается очень высокая токсичность аудитории. Такое бывает в случае с играми, когда на новость про что-то связанное с ПК-геймингом набегают школьники из «ВКонтакте», — и качество комментариев сразу падает. Остальная аудитория видит эти комментарии, но не комментирует, потому что невозможно вести дискуссию с такими людьми.

После ввода платной подписки качество комментариев улучшилось. А количество — резко упало, но через месяц или два оно вернулось на прежние позиции, а потом и выросло. И несмотря на то что стоит искусственный фильтр, количество комментариев под новостями, которые есть и в других изданиях, у нас в разы больше.

Нередко дискуссия под новостью значительно интереснее, чем сама новость. Это абсолютно нормально, и так происходит на всех проектах, где сложилось сообщество. В принципе, новости так и работают: вкидываешь тему для обсуждения, подаешь ее коротко, она может быть не особо интересной, но дискуссионной. И люди уже сами привносят что-то интересное.

— Что приносит вам большую часть трафика?

— Главная страница. У нас 30–40 % прямого трафика. Мы приучили людей ходить на сайт, хотя практически все анонсируем в соцсетях. Просто на сайте появляются вещи, которые мы не анонсируем, потому что их пишут читатели. Там есть раздел с популярным и есть раздел со свежими материалами, которые можно сразу начать комментировать. И перейти по ссылке на источник, если заметка короткая, оформлена в 350 символов, которые мы даем читателям для создания новости, чтобы они не копипастили тексты целиком, как это делают, например на Pikabu. Поэтому есть смысл ходить на сайт.

Мы рассчитываем на собственный трафик, ниоткуда его не привлекаем. Когда-то работали с агрегаторами новостей, но выходил незначительный процент, он не влиял на общую картину. Сейчас, после истории с законом «О новостных агрегаторах», стало в принципе бесполезно на это рассчитывать.

У нас нет лицензии СМИ, да мы и не стараемся.

— Какими метриками ты пользуешься?

— Смотрю каждый день на количество уникальных посетителей. И на тренды. До сих пор мы не занимаемся целенаправленным развитием, увеличением количества платных подписчиков. Подписка в целом находится на одном и том же уровне, коррелирует с уровнем нашего трафика и необходимостью в каком-то количестве людей для комментариев.

Условно говоря, у TJ сейчас 2000 людей, которые покупают подписку, причем многие из них комментируют. И если их будет очень много, то может повториться ситуация с набегами, что ухудшит качество комментариев. Поэтому открыт вопрос — как увеличить подписку и сохранить одновременно атмосферу ламповости.

Мы не продвигаем подписку каким-то особенным образом, кроме того, что показываем лучшие комментарии. Есть возможность писать посты и участвовать в голосовании. Других стимулов для покупки подписки нет.

Есть какая-то интуиция. Смотрю, как вообще реагирует аудитория. Даже если просмотров немного, но материал готовится недолго, прост в производстве и есть отдача аудитории, то мы готовы оставлять какие-то вещи — пусть они существуют сами по себе.

— Социальные сети, мессенджеры — это платформы для того, чтобы делать там журналистику, или это канал для дистрибуции и вытаскивания трафика обратно на сайт?

— Скорее, первый вариант. Есть движение в сторону даже не коммуникационных платформ, а распределенных децентрализованных сообществ, которые существуют на базе соцсетей. Соцсети как коммуникационная платформа дают возможность высказываться кому угодно. Они сами себя модерируют. Люди не читают то, что им не интересно. И потому все, что не подходит для этих платформ, не приживается. А бывает наоборот — что-то само вылазит на поверхность в соцсетях, становится инфоповодом уже для СМИ и они дополнительно помогают в раскрутке.

Мы как сообщество и как совместная история редакции и людей, которые находятся в нашем сообществе, скорее, конкурируем с соцсетями, потому что выполняем одну и ту же функцию — стараемся фильтровать информацию. При этом собираем вокруг себя единомышленников. Но в случае с крупными коммуникационными платформами сложно пояснить, что такое бренд твоего сообщества.

То есть, например, что такое бренд «ВКонтакте»? Кто эти люди, какие форматы являются брендом «ВКонтакте»? Не хотелось, чтобы, например, брендом «ВКонтакте» был только MDK. Или брендом YouTube — только Иван Г. Потому что есть разные форматы, их так много, что трудно сказать, что является приемлемым или неприемлемым. Все постоянно меняется. Происходит множество экспериментов, которые должны где-то, мне кажется, закрепляться.

Наиболее удачные эксперименты мы проецируем на себя, порой повторяем ошибки, через которые проходили крупные коммуникационные платформы. На платформе TJ собирается сообщество единомышленников, потому что людям понятен формат, знаком бренд, потому что здесь просто меньше людей. TJ не вырастет до размеров Facebook — это минус. Но и не потеряет свой бренд — это плюс. И мы ближе к нашими читателями.

— У вас есть и десктоп, и мобильная версия. Вы верстаете тексты в двух форматах?

— У TJournal есть мобильное приложение, но о десктопе мы никогда не забудем. Мы не верстаем отдельно для десктопа и для мобильных, верстка адаптивная — выглядит одинаково хорошо. Но просто все работает через веб-вью... а десктоп очень отличается от мобилы, на веб-вью по-разному ведут себя рекламные форматы.

Хотелось бы сделать что-то универсальное под будущее соцсетей, всех коммуникационных платформ.

 

Мне нравится: