Энциклопедия:
Будущее
Макс Корнев
Медиаэксперт
Мне нравится:

— Какие перспективы ждут медиа в ближайшие 3–5 лет? Куда двигаться, чтобы быть работающим и успешным?

— Будут сообщества и подписка. Как мы уже говорили — специализация для узких групп и генерализация для масс. Но даже для масс — не каждый может себе это позволить. Mail.Ru и Яндекс может. Или крупная корпорация, если захочет стать еще и медийной. Например, «Макдональдс» решит запустить какой-нибудь агрегатор семейных новостей.

Важно понимать, что ты хочешь сделать со своей аудиторией. Раньше медиа были вещательные, то есть создавали повестку и говорили: «Я формирую месседж, доставляю его и в конце получу или не получу обратную связь». В принципе, это можно назвать воздействием.

Сейчас, наоборот, надо зайти с другого конца: посмотреть, что думает аудитория, поймать инсайты и уже под пользователя вырабатывать каналы, контент и свое позиционирование.

А еще лучше задать вопрос: чего вы от аудитории хотите — лайков, денег, подписки или людей на митинг вывести? Начинать надо с «обратного конца», а не с себя.

Медиа должно быть не «над» и даже уже «не рядом». Надо быть «среди», в гуще. А потом уже... инструменты, внутреннее чутье, но лучше, конечно, иметь метрики. Очень ценится талант, умение брать темы из воздуха, продюсировать их, находить интересные кобренды, других авторов и так далее.

— Назови издания, которые уже работают подобным образом. Кого можно назвать образцом будущего?

— По такой модели работают мультиканальные медиа. Не все, но к примеру Tiger Milk или MDK — да. Они продюсируют своих авторов, форматы, придумывают контент или просто занимаются перепостами. И учатся это монетизировать. У MDK есть креативное агентство, они готовы создавать что-то не просто на уровне контента, а на уровне смыслов. И подобные «фабрики замкнутого цикла», мне кажется, будут набирать популярность.

Сейчас все хотят заработать денег. Как вариант, делают городские мероприятия. Походили по спонсорам — запустили мероприятие. Под него сделали какой-то сайт, стали публиковать афишу, выпускать какие-то новости. И получилось медиа с охватом — можно продавать медийную рекламу.

Понятно, что это не о журналистике вообще. Это просто о создании медиа. Собственно, журналистика сейчас как вирус, она уже давно эмансипировала, оторвалась от редакций, от носителей и даже от авторов.

Ты вышел на улицу, увидел: кого-то бьют или Навального облили зеленкой. Снял это на телефон — вроде чуть-чуть поучаствовал в журналистике. Тебя арестовали, и ты подумал: «Все плохо. Надо об этом написать». Или: в подъезде потекла крыша. Ты снял, выложил пост, подключились люди, приехали, разобрались. И ты подумал: «Здорово! Оказывается, у меня есть талант». То есть ты вроде побыл журналистом, совершил акт журнализма. А уже потом встал вопрос: «Хочу я этим болеть или не хочу, и вообще, это мое или не мое».

Вот такая ситуативная журналистика — accidental journalism. У нас это называется «гражданской журналистикой»: и если в Life.ru снял на LifeCorr, и когда активист выразил позицию, и если реальный журналист в блоге написал — все гражданская журналистика или все блогеры. На самом деле есть жесткая градация. Но у нас слова не поспевают за новыми интересными явлениями.

 

Мне нравится: