Энциклопедия:
Журналист
Николай Кононов
«Секрет фирмы»
Мне нравится:

— Журналист — это толкователь? Или нужно ограничиваться сообщением фактов?

— Биос — то есть все, что ты знал раньше, — не надо никуда притаскивать. От него нужно отбиваться постоянно, иметь некие ментальные приемы, как от него избавиться. Сумма узнанных фактов всегда должна перевешивать твой биос, потому что может произойти все, что угодно. Нельзя до конца быть ни в чем уверенным, основываясь на своем предубеждении.

Насчет толкования. Есть разные случаи. К примеру, журналист пишет большую историю и очень погружен в нее. И он действительно в какой-то момент все в ней понимает. В этом случае совершенно глупо и странно сжимать ее в какие-то рамки жанра. Он может все рассказать и в конце концов дать свой стейтмент — то, в чем он убежден. Если не убедился — не даст стейтмент. Он просто должен быть честен с читателем, честность конвертируется в некий жанр.

— Что должен уметь журналист?

Журналист должен уметь раскапывать историю. Вот что важно. Написать — это часть задачи. Но есть еще огромная ментальная работа, которую нужно провести, — исследовательская деятельность. Здесь действительно ценится искреннее любопытство — вообще по жизни, а не к конкретному предмету. Чтобы не было так: показалось, что любопытно — написал статью, потом пошел писать две другие — был не любопытен, разобрался не до конца, стало лениво, и в итоге вышло, что читателю сообщил какие-то фактоиды вместо фактов, или к странным выводам его привел, или показал героя совершенно не таким, какой он есть.

Исследовательская часть в последние годы стала намного легче. В сети появилось огромное количество источников, ты можешь достать их за 15 секунд. Я сейчас пишу документальную книгу, действие происходит 63 года назад. Общаюсь с историками старшего поколения. Они привыкли работать в библиотеке. Хорошо погуглить, открыть семь окон, где приведен анализ семи разных авторов, понять что-то на основе этого анализа — для них это долгий путь.

Требования к журналисту становятся жестче. Раз у тебя под руками есть почти все, ты должен очень хорошо делать рисерч, быть очень любопытным и стараться этот огонь любопытства в себе поддерживать. Может, я говорю простые вещи, но это то, что мы называем good story. Ощущение, когда читатель понимает, что для него поработали. И не столько на этапе «классно написали и сформулировали», но и на этапе «стоптали 37 пар железных сапог» — и сообщили не просто что-то странное, а важное.

Идеальный журналист — это человек, который умеет не только раскапывать и рассказывать истории, но и понимает, что накопал и к чему это приложить. Абсолютно нормальная работа продюсера, режиссера, редактора — посадить напротив себя автора и сказать: «Что ты видел?». Он начинает рассказывать и разбираться в картинке.

— Какие требования ты предъявляешь при приеме к себе в команду?

— Надо уметь думать. А это, как выясняется, не так просто. Нелегко читать и понимать прочитанное. К примеру, часто приходят на невысокие должности корреспонденты, которые не очень понимают, что читают.

После того, как научился понимать прочитанное — учишься сам излагать так, чтобы быть понятым. Дальше начинаются какие-то апгрейды, уровни. Все просто и довольно смешно, как учить ходить ребенка. Или наоборот — взрослого: «Представь, что у тебя ноги переломаны, и мы сейчас с тобой начинаем ходить заново».

Я, как пел Егор Летов, ищу таких, как я. Нужны люди, которые смотрят на мир под особым углом и при этом умеют считывать то, что им показывают. Не находятся в каких-то своих умопостроениях и не живут на радуге с пони. Это документалисты в прямом смысле, не литературные авторы.

Да, к нам пытались попасть люди, очень озабоченные литературой. Они видят свои сны и пытаются их как-то конвертировать в некие истории. Но мы пишем про другое. Мы — журналисты, у нас — документалистика. Наш кайф в том, что реально случившиеся, происходящие истории на самом деле очень крутые, и ничего придумывать не надо.

Стейтмент такой у каждого документалиста, с небольшими вариациями: просто находишь истории, произошедшие в реальности. Ты должен их понять и описать, ведь на самом деле они более выразительные, странные, клевые, чем те, что выдумывают люди.

Человек, который озабочен литературой, как правило, озабочен собой и тем, как он напишет, как это будет выглядеть. И редактор сразу понимает: сейчас все будет сложно. Мы стараемся таких избегать.

 

Мне нравится: