Эссе:
Журналист
Журналист
Нужен ли диплом журфака, чтобы тебя хотели взять на работу в интернет-медиа? Что должен уметь, знать и понимать журналист? Чтобы ответить на эти вопросы, нужно сделать шаг назад и разобраться, зачем читателю, тонущему в потоке контента, вообще нужны профессиональные медиа.
Мне нравится:

Как изменилась задача медиа

До недавнего времени главной задачей медиа была быстрая доставка новостей до пользователя. «Быть первым, кто сообщит о событии»: это и принцип, и постулат, и основное поле борьбы за внимание читателя, а производство новостей — если не основная, то важная часть работы редакции.

Но медиа проиграли «событийку»: что бы ни происходило, быстрее всех о происшествии сообщают очевидцы в соцсетях, здесь же сообщение мгновенно распространяется. Медиа не могут соревноваться с соцсетями и мессенджерами в скорости производства и доставки новостей.

Тогда зачем читателю нужны профессиональные медиа? Вот шесть задач, которые они решают:

1. Делать качественный и многосторонний онлайн события. Делать достоверную выжимку, обобщение. Да, информация появляется прежде всего в соцсетях, но она фрагментированная и не складывается в общую картину, не выстраивается в историю.

«Очевидец становится инструментом, он дает материал, который позволяет медиа реконструировать онлайн: давать не просто видео с одной точки, или текстовую трансляцию, а информировать с разных ракурсов... Вот и ответ на вопрос, почему медиа не умрут — потому что спрос на качественное обобщение, качественную выжимку — что правда, что важно — останется». Наталья Лосева.

2. Погружать человека в событие, давать ему возможность прожить, почувствовать повестку. Печальный, но показательный пример — теракт в Петербурге в 2017 году.

«Ценность огромного потока новостей с места событий истекает примерно через полчаса после события... Во френдленте каждый второй писал: “Питерцы, что у вас?” Это эмоция, переживание. Человек понимает: статистическая вероятность того, что кто-то из знакомых попал в историю, ничтожна. Это был обмен страхами, коллективное сопереживание, горевание, любопытство... Кто выиграет в такой ситуации? Тот, кто сможет спекулировать на эмоции, и все уйдет в таблоиды. Либо кто-то сможет — своевременно и красиво — сделать из этого историю». Наталья Лосева

3. Служить фильтром в потоке информации, фокусировать на главном. То, что рассказывает медиа — необходимый информационный минимум, остальное можно пропустить. Читатель выбирает медиа, которому доверяет, с которым у него совпадают интересы и взгляды на мир. И делегирует медиа составление информационной картины дня.

«Информации очень много, все казалось, что СМИ — это такое сито в информационном мусоропроводе, которое собирает в потоке только исключительные материалы, помогает отобрать самое вкусненькое. Это тоже очень важно». Виктор Саксон.

«Читателю важно знать, что в огромном информационном потоке есть два-три издания, которые расскажут, что важно, сделают это удобно, понятно, тем самым защитив читателя от метеоритного дождя информации. Потому что информация, которая на нас сейчас льется, — это настоящий метеоритный дождь». Сергей Паранько.

4. Проверять информацию, делать фактчек.

«У журналистики остались компетенции, которых нет у других структур. Во-первых, storytelling, умение рассказывать истории... И во-вторых, ответственность за верификацию информации. Это единственное, что еще скрепляет медиа как институт». Всеволод Пуля.

«Зачем человеку проверенная информация? В данном случае речь идет как раз не об эмоциональности, а рациональности. Для того, чтобы себя обезопасить, правильно сориентироваться». Наталья Лосева.

5. Давать информацию о том, как устроен мир. Толковать происходящее вокруг, рассказывать, как все устроено.

«Питаться — фундаментальное биологическое свойство человека, на него отвечают рестораны. На фундаментальное биологическое свойство человека составлять картину мира отвечают СМИ. Это свойство, которое у человека сформировалось и закреплено эволюционно. Человек, не формирующий вокруг себя связную картину мира, может стать жертвой леопарда, который прыгнет на тебя сверху, если стоишь под слишком толстыми ветками». Евгений Паперный.

6. Развлекать.

«Наша задача — развлекать читателя, давать ему какие-то методы контроля. Есть идея кастомных действий, постоянные маленькие движения, которые так приятно исполнять. Хочется, чтобы читатель больше играл с твоими материалами». Екатерина Дементьева.

Хорошо, если медиа решает эти задачи — все или несколько — для своего читателя, то как, в таком случае, формулируется задача журналиста? Что он должен уметь, знать и понимать, чтобы решать эти задачи?

Как меняется задача журналиста

В цифровых медиа задача журналиста, автора — больше, чем «найти информацию» и «написать текст». Вот список требований и ожиданий, которые предъявляют к потенциальному сотруднику в редакциях:

Находить информацию, раскапывать историю. Понимать, что «накопал», и к чему это приложить.

«По большому счету, от журналиста требуется добыть контент всеми возможными способами. Мне нравится сегодняшняя ситуация, потому что добывать контент стало легко и приятно. Для видео нужен только айфон и интернет. Навел камеру — и ты уже пригласил читателя к себе». Олеся Носова.

Находить такой поворот сюжета, чтобы даже банальную тему можно было продать еще раз.

«Я считаю, что журналист в первую очередь должен уметь находить информацию и интересно ее излагать. Прежде всего — в виде текста. Самое важное для нас — способность автора взглянуть на новость или явление под неожиданным углом». Максим Кашулинский.

«Журналист в digital должен уметь делать продукт для продажи, виральный в хорошем смысле. Такой, чтобы я прочитал — и меня удивило, и я захотел поделиться этим с кем-то. То есть это не просто хорошо поставленный и хорошо изложенный текст. Тут важно получить такой поворот сюжета, чтобы какую-то заскорузлую тему можно было продать еще много раз». Виктор Саксон.

Понимать модели потребления контента, основные законы продвижения информации, ее восприятия. Понимать, как, в каком формате нужно подавать контент издания, чтобы вовлекать читателя.

Понимать: «эту заметку надо сделать в виде слайд-шоу, а эту информацию подать фотогалереей».

Чувствовать и соблюдать интонацию, с которой говорит медиа со своей аудиторией. Привлекать и удерживать внимание читателей.

«Если человек в состоянии без отрезания конечностей держать свою аудиторию, рассказывать ей все новое и новое — здорово. Это — основное требование». Евгений Волков.

Переупаковывать контент для разной аудитории.

«Сейчас журналист должен быть продюсером, режиссером и драматургом. Более того, у него должен быть KPI, который оценивает аудитория. И если не на 100% отвечать, то по крайней мере понимать основные законы продвижения информации, ее восприятия и вовлечения аудитории. Наталья Лосева.

Проводить фактчек, работать с источниками информации.

«Журналисты должны уметь работать с информацией, раскапывать. Что такое расследование? Некая не очевидная новость, тот самый эксклюзив, который — пусть на секунду — примечателен только одному СМИ. Когда новость неочевидная, не происходит у тебя на глазах, а ты ее нашел — это ценность. Но еще важнее сегодня учить журналистов навыкам работы по проверке информации, потому что это продукт, за которым приходят люди». Наталья Лосева.

— Копить базу спикеров и контактов.

— Накопить и привести собственную аудиторию.

«Человек должен прийти и сказать не “Я выпускник журфака”, а “Привет! У меня 10 тысяч подписчиков, и они могут стать твоими, потому что я буду распространять не только тексты, которые пишу для тебя, но и другие тексты, которые выходят на этой платформе”. Это, наверное, сейчас главное качество. Должны приходить пастухи с отарой благодарных читателей». Всеволод Пуля.

— Работать с метриками.

У каждой редакции, в зависимости от видения, задачи, аудитории, ресурсов — свои требования к журналисту. Что-то из этого списка может не войти в запрос, какие-то из них иметь больший или меньший вес. Но этот перечень задает вектор, в котором следует развиваться автору в диджитал-редакции.

Еще лучше для редакции, если журналист получил или получает другую профессию, или разбирается в пускай и неожиданных отраслях, или умеет, скажем, программировать.

«У журналистов есть два пути. Первый: овладеть уникальным набором навыков, когда журналист, например, еще и программист. Он приходит к тебе и говорит: “Я сейчас сделаю клевую игру”. Ты говоришь: “Хорошо, ты напишешь техзадание для игры, а кто будет программировать?”. А он: “Я знаю Ruby on Rails. Я сам тебе напишу”. Ты думаешь: “Ох, как хорошо! Ценный человек”. Второй путь — быть суперхаризматичным, просто брать своей харизмой. Лидеры мнений, которые раскрутились за счет харизмы». Всеволод Пуля.

Если говорить о soft skills, то здесь, помимо классических требований — грамотность, коммуникабельность, готовность помногу работать — многие эксперты назвали... любопытство. Чтобы быть хорошим журналистом, нужно искренне интересоваться людьми, пытаться понять, как устроен мир — и уметь об этом рассказать.

«Журналист должен искренне интересоваться людьми. Необязательно любить их. Просто ими интересоваться. Мне кажется, хорошие журналисты так и делают — но при этом один жалеет людей, а другой нещадно их препарирует, и это всегда чувствуется». Макс Корнев.

«Сотрудников надо тестировать на лень и любопытство. Главное — сразу в окопы, за семь дней станет все понятно. Есть много профессий, в которых очень важно погружение в среду. Если у человека один раз не получается, два не получается, с исправлением не получается — значит, что-то не так в самом человеке». Александр Амзин.

«Написать — это часть задачи. А есть еще огромная ментальная работа, которую нужно провести, — исследовательская деятельность. Здесь действительно очень ценится искреннее любопытство вообще по жизни, а не к конкретному предмету. Чтобы не было так: написал одну статью, показалось, что любопытно, потом пошел писать две другие, был не любопытен, разобрался не до конца, стало лениво, и в итоге вышло, что читателю сообщил какие-то фактоиды вместо фактов, или к странным выводам его привел, или показал героя совершенно не таким, какой он есть». Николай Кононов.

Еще одно важное качество — гибкость.

«Журналист должен быть очень гибким, потому что рынок быстро меняется. Пять лет назад мы мало думали про мессенджеры. Кто знает, на каком гаджете мы будем потреблять контент в ближайшем будущем. Важно улавливать такие моменты и учиться работать с ними». Надежда Егорова.

«Полное отсутствие робости — это главное качество журналиста. В нашу эпоху — отсутствие технологической робости. Для того, чтобы научиться делать гифки, нужно полчаса. Человек, который ждет меня три часа, чтобы спросить как делать гифки, вместо того чтобы за полчаса научиться их делать, профнепригоден». Евгений Паперный.

Любопытный, гибкий, разносторонний и погруженный в задачу журналист — мечта редакции. Универсальный сотрудник, которому можно довериться, в рутинных задачах и в незнакомых: он разберется и сделает.

«Нужны мультиформатные журналисты, в концепции универсального солдата, чтобы он бегал с камерой, снимал и тут же отправлял в Twitter и в Facebook. И все это от имени редакции. Некий обезличенный универсальный журналист, который делал бы с утра и до вечера все виды контента на все платформы». Виктор Саксон.

Но это редкий, ценный, штучный товар.

«Мультиинструменталистов очень мало, они — на вес золота. И чтобы историю написали, и подводку к ней в соцсети замечательную, и активность придумали, такую, чтобы текст неделю обсуждали, — таких людей в стране человек пять. Они очень дорогие, и, может быть, бессмысленно именно их нанимать, если можно на те же деньги взять пять человек, которые свою отрасль знают, с делом справляются, и в целом получается более или менее». Марк Шейн.

И даже если составить редакцию из таких людей, ей все равно нужны и неуниверсальные, не мультизадачные, но уникальные авторы — чтобы получалось медиа с харизмой.

«Есть люди, которые не то, что каких-то дополнительных навыков не имеют, они даже классическую журналистскую работу выполнить не могут: пишут безграмотно, редактировать не позволяют, хамят. Но при этом они выдают высочайшего качества материалы в каком-то очень узком жанре — например, интервью. Есть сильные интервьюеры, которые могут сделать имидж изданию, но больше ничего не могут делать... Я честно говоря, не уверен, что все должны обязательно становиться мультимедийными универсальными солдатами — танкистов в истребитель не посадишь. Но какое-то количество их будет». Павел Власов-Мрдуляш.

Нужно ли заканчивать журфак, чтобы работать журналистом

Есть «за» и «против» того, чтобы провести 4–6 лет в вузе. Вопрос «идти ли на журфак» упирается в то, насколько применимые знания там можно получить, и не проще ли получить их на практике, в редакции. Если основной смысл учебы — «научиться писать», то зачем для этого журфак? Раньше владение словом считалось особым искусством, при этом порог входа в медиа был достаточно высокий. Стать автором, стать самому себе медиа — и успешным — может любой неленивый и минимально талантливый человек. Мы видим блогеров, которые собирают и удерживают внимание аудитории понятной и приятной их аудитории подачей.

«Журналистика — это вирус, которым может заразиться каждый. Им болеют компании, блогеры, сантехники. Журналистика — это талант и умение рассказать историю». Всеволод Пуля.

«Журналистика сейчас как вирус. Она уже давно эмансипировалась, оторвалась от редакций, от носителей и даже от авторов». Максим Корнев.

«Сейчас чувствуется сдвиг в эмоциональную, субъективную подачу. Людям важно не просто послушать историю. Хорошо пишущий врач “уделывает” медицинского журналиста. Написать историю для него — приятное хобби, над ним не висит дедлайн, нормы по количеству заметок, количеству символов и трафику». Евгений Волков.

С другой стороны, высшее журналистское образование давно не входит в список обязательных требований к кандидату в вакансиях редакций.

«Журналистом невозможно стать, закончив журфак. Сейчас это уже странно. Либо ты умеешь рассказывать истории, либо нет. И лучшее, что может сделать для себя журналист — получить дополнительное образование, которое даст ему источник для историй». Евгений Волков.

То есть главное — талант и практика. Первого высшее образование не дает, второе нередко тоже. Важные навыки журналиста нарабатываются не на журфаке, а в редакции.

«Журналистское образование, возможно, дает некую системность, но не учит профессии журналиста. Журналисту важно следить за своей тематикой, быть в ней экспертом, прогнозировать, что может быть важно и интересно, копить спикеров, нарабатывать свою аудиторию. Это путь к успеху». Денис Халаимов.

С другой стороны, было бы большим упрощением сказать, что высшее образование не дает вообще никакой пользы. Другое дело, что это не практические навыки, не ремесло, а кругозор, образ мышления, уровень понимания мира.

«Я верю в журналистское образование и не люблю заявлений о том, что журналистике нельзя научиться. Мне кажется, важно разделять две вещи. Есть образование, которое полезно журналисту — это набор дисциплин, навыков, сфер знаний, который, конечно, отличается, от образования историка, филолога. С другой стороны, нужно четко понимать, что конкретной работе в редакции тебя будут учить именно в редакции. С моей точки зрения пытаться в институте научить работать в редакции — это глупость». Никита Белоголовцев.

«Я считаю, что журналистское образование для линейных обычных журналистов не требуется или требуется в каком-то смысле на уровне ПТУ. Я считаю, что те, кто решил потратить 5 лет на эту профессию, должны выходить из вузов медиаменеджерами. Если изменится подход к образованию, со временем появятся люди, которые смогут аргументированно возражать инвесторам». Александр Амзин.

Хорошо, в чем заключаются полезные для журналиста знания?

«Умение писать — это мастерство, которое приходит с “работой руками”. А вот поймать смысл и уметь разглядеть этот смысл — более сложная задача. Как раз этому и надо учить на журфаке. Человек должен погружаться в историко-литературный контекст, а не просто читать учебники и отвечать на семинарах. Нужно видеть связь истории с людьми, как событие вообще в тот момент выглядело, думать, что хотел сказать автор. То есть за внешними событиями надо видеть суть или хотя бы пытается эту суть вытащить». Максим Корнев.

Проблему «идти ли на журфак» обостряет то, что качество и уровень обучения не во всех вузах отвечает запросу тех, кто хочет работать в медиа. Подходы, методики, информация не отражают реальность. На фоне того, как стремительно меняется отрасль и требования к журналисту, обучение по устаревшей программе кажется непозволительной тратой времени.

«Рынок устроен так, что если у тебя есть корочка факультета журналистики, это совершенно не значит, что ты будешь нужен, полезен и востребован медиаресурсом. Мы пытаемся рассказать будущим выпускникам, чего ожидает бизнес от студентов. Но пока факультет журналистики не изменит свой логотип с чернильным пером, далеко дело не уйдет». Анатолий Рожков.

«Подготовка журналистов, как вузовская специальность, никакого отношения к отрасли не имеет. Есть Министерство образования, его стандарты учебных планов, учебно-методических комплексов — это никак не помогает реальной подготовке. Все зависит от мотивации конкретного преподавателя. Если ему важно, чтобы из его мастерской выходили студенты, которых уже на втором курсе берут на работу продюсерами, — он подготовит таких студентов. Это вопрос его репутации как преподавателя. Если у вас нет такой амбиции, вы пришли отчитать “Страны мира”, учебник 1988 года, отрасль на вас никак не повлияет». Оксана Силантьева.

То есть качество получаемого на журфаке образования может быть связано не просто с вузом, а с конкретным предметом или преподавателем. При этом в вузах — впрочем, и на других площадках — есть увлеченные передачей знаний люди. Чаще всего это практики, которые связаны с индустрией или работают в медиа.

«Сейчас есть хорошая поросль преподавателей, которые и сами могут работать, и учить умеют, и при этом мотивацию еще не потеряли. Они даже партнерские проекты делают. В этом смысле есть люди, которые позволяют оптимистично смотреть в будущее». Оксана Силантьева.

Журфаки, несмотря на все трудности и оговорки, дают рынку достаточно квалифицированных людей. Медиа готовы работать с выпускниками журфака, если они достаточно мотивированы и квалифицированы.

«Хорошо писать — это ремесло, это практика. Чтобы овладеть этим навыком не нужно идти на журфак. Другое дело, что когда ты попадаешь в университет либо другую комфортную среду, где тебя заставляют или мотивируют — причем регулярно — тренироваться, у тебя больше шансов преуспеть. Я бы взяла на работу человека, который натренирован писать. И при этом мне все равно, тренировался он на журфаке или пять лет ежедневно писал в блоге». Ольга Сидорова.

«Еще в 2003 году я своими глазами видел вакансию в Lenta.ru, в которой было написано: “Ищем редактора, образование профильное: физфак, Бауманка, мехмат”. Сейчас для журфаков эта долина смерти пройдена. Сегодня я уже буду рассматривать человека с журфака». Евгений Паперный.

Кто еще нужен медиа

Издатель

«Это может быть даже некий штаб из нескольких человек. Издатель, или этот штаб, должны обладать видением. Одновременно нужны менеджерские компетенции. И умение взаимодействовать с производителями контента, что непросто. Причем это могут быть как журналисты, так и пользователи. Умение чувствовать людей, которые производят контент, — это очень важно». Павел Власов-Мрдуляш.

«Медиахолдинги будут состоять из набора продуктов, компаний, проектов, работающих по четко описанной модели. Талант медиаиздателей сейчас состоит в том, чтобы четко понять, какие это будут модели, выбрать одну или несколько, создать под них продукт и бить в эту точку. Представить себе, что через три года это будет пользоваться спросом, и делать именно это. Не делать все подряд. Не делать кашу-малашу, как очень любят делать люди. Чтобы нагнать в себя трафика немного, мы возьмем и пожелтим, возьмем, и еще раз пожелтим. Или наоборот, чтобы продать нативную рекламу, которая сейчас модна, возьмем и сделаем что-нибудь, что не вписывается на самом деле в общую идеологию». Павел Власов-Мрдуляш.

Редактор

«Функции редактора могут быть разными в разных изданиях. Находить важное, работать с авторами, объяснять, как делать тексты, которые больше читают, — работа редактора». Михаил Калашников.

«Редактор, или медиапродюсер, называть их можно по-разному, должен отвечать за структуру потока информации, которую создает СМИ: что делать с роботами, пользователями и журналистами». Наталья Лосева.

С редактором тоже сложная история: объемы информации и скорость, с которой ее нужно обрабатывать, растут. В итоге в профессии остаются люди, которые могут жить в таких условиях длительное время, не сходя с ума. Обычный человек не может долго это выдерживать«. Алексей Аметов.

Ночной дежурный редактор

«Ночной дежурный — он же корректор, он же бильд-редактор, он же юрист, потому что сам понимает, что можно, а что нет. Он же видеоредактор, потому что присылают много видео. И именно ночью. Нужно “запикать” мат, нужно положить логотип и сделать другие какие-то элементарные вещи. Он же SMM, потому что должен выложить это все в соцсети». Ринат Низамов.

Выпускающий редактор

«Есть выпускающий редактор, основная задача которого — верстать тексты. Это, собственно, властелин черточек, врезов, лидов. Он же — мастер ссылок руками... Выпускающий редактор следит, чтобы все было безупречно и по стандартам. Учитывая, что мы контролируем все расходы, в стиле: “Мы потратим сейчас на иллюстратора столько же, сколько на автора, а станет ли текст в два раза круче?”, — единственные расходы, к которым мы не предъявляем таких требований, это бильд и выпускающий». Никита Белоголовцев.

«Для того чтобы быть выпускающим редактором, не надо быть великолепным писателем, достаточно быть крепким заголовочником». Олеся Носова.

Мультимедийный продюсер

«Любой контент можно превратить в качественный: разбить на микроформаты, вытащить вкусные цифры, сделать инфографику. Мы столько контента просто выкидываем, или вообще не умеем с ним работать — вот это проблема. Поэтому мультимедийный продюсер — ключевой человек в редакции». Максим Корнев.

«Здорово, когда для мультимедийных проектов собираются люди из очень разных сфер: дизайнер, документалист-фотограф или киношник, математик, филолог. В этой командной работе очень важная, обязательная часть — продюсерская. Нужно держать миллион задач на крючках, и очень часто возникает вопрос: с чего начать, ведь так много всего одновременно важно? Должен быть продюсер, который понимает, следит, знает, учитывает любые обстоятельства». Артем Галустян.

Репортер

«Есть люди, у которых сильная сторона — их психика. Это как раз репортеры, которые делают важные истории. Они бы это делали, даже если б никто не платил — либо у них обостренное чувство справедливости, либо большая тяга к адреналину, чтобы куда-то влезть, куда всякий другой побоялся бы». Михаил Калашников.

Расследователь

«Это люди, которые в состоянии наковырять то, что не очевидно. Это что-то на стыке журналистики, data science и даже социального хакинга. Их будет немного, они будут стоить очень дорого, и они будут производить контент, который будет вызывать бурление. Таких журналистов можно сравнить с писателями». Евгений Волков.

SEO и SMM специалисты

«Раньше smm-щик — это была должность двоечника в редакции. А теперь ты думаешь: где мне найти хорошего smm-щика, а лучше троих, чтобы посадишь каждого на определенный канал?» Артем Галустян.

«Технологии будут меняться, но пока алгоритмы не начнут понимать, какой у тебя контент и как его взять, нужны будут люди, которые будут объяснять алгоритмам, почему контент хорош». Максим Калашников.

Автор-пикчер

«Пикчеры — отдельная когорта людей, которая занимается подготовкой картинок как для пабликов, так и для клиентов. Сейчас мы в основном для клиентов делаем креатив. Креатив должен быть с юмором». Роберто Панчвидзе.

«Придумать смешную картинку очень сложно, потому что чувству юмора нельзя научить. Это основная проблема. Тебе нужно найти, купить, украсть, я не знаю, где достать человека, который умеет и шутить, и писать, и одновременно понимает, что такое факт, чем он отличается от не-факта. На что реагировать, на что нет. Что смешно, что не смешно. То есть нужно свести воедино множество маленьких, но важных нюансов». Марк Шейн.

Менеджер по продажам

«Достаточно долго еще придется инвестировать в продажи. Рынок устроен так, что медиа само себя оно не продает. И даже технологические вроде бы вещи вроде программатика требуют большой работы. В западных медиа программатиком занимаются десятки человек: оптимизируют все, анализируют. Это горючее, без которого не будет работать все остальное». Максим Калашников.