Энциклопедия:
Форматы
Екатерина Дементьева
«Афиша Daily»
Мне нравится:

— Как ты выбираешь формат подачи материала? Все зависит от того, в кого целишься, либо мы должны двигаться в каком-то заданном направлении?

— Предрекают, что скоро не будут читать текст длиннее 300 символов — и вообще писать не надо будет, потому что этим займется робот.

Понятно, что делать надо все. В этом смысле любое медиа может позволить себе неодинаковые форматы. Например, у коллег из Eda.ru формат — рецепт. «Купите то, порежьте так и пожарьте сяк». Формат спокойный, устоявшийся. Но они делают еще множество других: где-то смешно, где-то грустно, гигантские повествования, гиды и пр.

В Afisha Daily мы выпускаем также новости. Они собирают четверть трафика, это — недорогой контент. Наши новости касаются не каждого человека. Допустим, выходит фильм «Оно» по Стивену Кингу — такие новости не подойдут для главной страницы «Яндекса» и Mail.Ru, зато их прочитают люди у нас.

И конечно, мы делаем тысячи полезных городских гидов. Я работаю в Afisha 10 лет и, честно говоря, сама не понимаю, как все еще находятся миллионы вопросов, на которые мы до сих пор не ответили. Мне казалось, что все закончилось лет пять назад и мы рассказали обо всем: и как носить вещи с пайетками, и где найти рестораны с каминами, и какой есть нон-фикшн про историю человеческого тела и т.д. Но поводов становится только больше, потому что теперь появились виртуальная реальность, крафтовые бары, множество людей, которые открывают какие-то места... Это полезная и классная информация про то, как жить в городе, она всем по-прежнему очень нужна.

— Может ли в регионе существовать гиперлокальное СМИ, которое будет рассказывать только о своем городе?

— Такая идея мне кажется абсурдной. В этом смысле мне нравятся хорошие региональные медиа, которые рассказывают об общероссийских новостях голосом своего города. То есть те, где и про то, как Валентина Матвиенко отреагировала на митинги 26 марта, и про то, что случилось конкретно во Владивостоке. Однако и безумные попытки обозреть каждую полку с кефиром, которая завелась в соседнем магазине, тоже не нужны.

Мне кажется, такой немножко классический, Village’вский сюжет, когда рассказываем только о том, что происходит в вашем городе, — немножко устарел. Он не выживет в интернете, потому что жизнь так строиться не может, что есть некий знак с перечеркнутым названием города — а дальше сюжеты кончаются.

Мы, скорее, ориентируемся во многом на москвичей. Если бы Afisha читал каждый москвич, нас бы читали уже 20 млн. Но всю Москву мы еще не завоевали. Это и не является целью, потому что сложно представлять себе ее выполнение. Сейчас 2017 год, и ситуация такова, что газета «Правда» — не единственная. Есть много людей, для которых их газета — это Habrahabr, для других — это Telegram.

— У Afisha свой язык, особый стиль. Как вы его создаете, как учите людей писать на этом языке?

— Язык Afisha родился в 1998 году — родился из письменных практик невероятно образованных молодых людей, которые впоследствии стали главными редакторами. И на тот момент были не просто блестящими сорванцами, а еще разбирались в театре, кино, много читали, говорили, общались. Это была классическая стивенфраевская богема, которая любит водку и «Гражданскую оборону», с чрезвычайно подвешенным языком, начитанная, остроумная, органически не допускавшая пошлости и пр., которая создала язык веселой культурологии. Тогда еще была Школа культурной журналистики «Коммерсантъ» и великий Александр Тимофеевский, но там все было несколько академичнее и сложнее, а в Afisha — повеселее.

Требовать такого же класса оборотов от того, кто должен написать в день 25 новостей, я не могу. И, конечно же, в текстах будут все эти противные «стоит отметить», «заметим также» — обычные газетные костыли. Когда ждешь больше выхлопа по количеству и не даешь времени на обдумывание увиденного спектакля, материал можно делать только сокращениями, по крайней мере, пошлостей и гадостей. В такой ситуации невозможно научить красивому языку — можно только убирать совсем постыдные вещи и предлагать подписаться.

При всем уважении к Максиму Ильяхову феномен его я считаю overhyped. Да, он делает очень полезное медиа, но приучает всех к очень нейтральному языку. Мне кажется, инфостиль режет все до такого языка, на котором, по идее, и должен говорить русский интернет, если бы он не был испорчен канцеляризмами. Тем не менее, я считаю, что когда все наконец усвоят, что не нужно писать пошлости и глупости в одном тексте, тогда и подумают о красоте языка. И в этом смысле подписка на Bookmate и ЛитРес спасает.

— Как вам удается так прекрасно подбирать форматы под материалы?

Мне кажется, наша задача — развлекать читателя, давать ему какие-то методы контроля. Есть идея кастомных действий, постоянные маленькие движения, которые так приятно исполнять. Хочется, чтобы читатель больше играл с твоими материалами. Даже не столько в угоду побряцать оружием перед коллегами — «Посмотрите, какую фишечку мы сделали». Мне кажется, все усилия должны быть направлены на то, чтобы материалы круто смотрелись даже в лаконичном дизайне на телефоне, но читатель все-таки понимал, что, нажав на такие-то кнопки и поводив пальцем туда-сюда, он как-то позабавится.

На Afisha есть и длинные тексты, интервью, репортажи, колонки, личный опыт... Человек потребляет впечатления в тексте. Интересно поговорить с тем, кто пережил некий опыт. Мы не просто побывали в дорогом датском ресторане, мы были в ресторане «Номо», в котором нам подали козлобородника. Все, о чем мы говорим, — это какие мы получили впечатления. И по метрикам видно — такие истории дочитывают.

 

Мне нравится: