Энциклопедия:
Будущее
Сергей Паранько,
Ольга Сидорова
Медиапроекты Mail.Ru
Мне нравится:

— Оля Сидорова. Что ты думаешь про будущее? Роботы заменят нас?

— Сергей Паранько. Нет, роботы нас не заменят. Разве что на уровне «написать про погоду, автомобильную пробку или спортивные результаты». Главное — знать, кому это нужно. К примеру, результат матча дворовых команд нужен десяти родителям, чьи дети играли. Но почему бы и нет, если это будет подпадать под запрос аудитории.

Писать про пробки и погоду? Не уверен, что аудитории это надо. А вот какие-то серьезные расследования робот напишет нескоро. Что касается новостей — поговорим, когда наконец-то появится нормальный переводчик, а не Google Translate.

От будущего, в первую очередь, надо ждать нового эфира. Я его вижу в социальных сетях. Соцсеть становится антенной, Останкинской башней, которая остается в глубоком офлайне на телевидении. Медиа потихоньку будут переходить сюда. А социальные сети — это тоже эфир. Когда радио появилось, там вначале были только музыка, опера и бокс. Только потом уже и новости стали рассказывать, и о погоде говорить... И все перешли в эту волну. Новая волна, платформа — это среда распространения информации. От нее бежать не имеет смысла.

Но и старые платформы никуда не денутся. Говорить о смерти печатной прессы не буду. На самом деле, она не так плохо себя чувствует, как рисуют аналитики.

— Оля Сидорова. У меня есть ощущение, что «то, что случилось, останется нам», как пел один небезызвестный рокер. Есть поколение телевидения, печатной прессы и радио — и все это уйдет вместе с этим поколением. Не полностью, останутся какие-то редкие единицы — для ценителей. Как, например, остались виниловые пластинки — для ценителей, но массмаркета пластинок не существует.

Есть поколение диджитал-эмигрантов, и, может быть, первая волна digital natives, которые пришли в интернет с сайтами. Интернет-сайты существуют для нас, и пока мы живы, платежеспособны и как-то потребляем информацию — они будут для нас работать, потому что мы привыкли к такому миру и такому интернету.

— Сергей Паранько. При этом ускоряется период замены технологий. От появления станка Гуттенберга до появления газет прошла сотня лет. Но там была проблема — люди должны были научиться хорошо читать. Для распространения телефона в домах понадобились десятки лет. Для радио — цикл короче. Для телевидения — еще меньше. Интернет появился в начале 1990-х. Получается менее 30 лет.

Я согласен с поколенческой историей. Она точно работает. К примеру, у телевидения сейчас самая старая аудитория. Молодежи там нет, зато есть взрослые. Но что касается перехода из core в meta, от интернет-сайтов к платформам — тут вопрос. Я рискну предположить, что сайты «поотваливаются» и станут нишевыми быстрее, чем изменится поколение.

 

Мне нравится: