Энциклопедия:
Настоящее
Арсений Ашомко
Tigermilk Media
Мне нравится:

— Каким ты видишь рынок медиа, где мы сейчас находимся и что происходит?

— Мы живем в очень интересное время, у нас сплошная эволюция через революцию — я имею в виду подвижки в нашей среде. Во-первых, финансовый кризис заставляет медиа выйти из зоны комфорта. Отрасль завязана на рекламных деньгах, а рекламодателям во время кризиса приходится сокращать бюджеты — значит, меняются спрос и предложение. Каждый кризис способствует появлению новых идей. Когда, к примеру, отказываешь рекламодателю сделать что-то подешевле, он уходит, хотя в другой ситуации остался бы с тобой. Появляется много вещей, которые раньше не воспринимались бы всерьез. Так, в 2008 году начался бум социальных сетей и социальных игр как рекламных инструментов.

Во-вторых, за последние 10 лет произошли фантастические прорывы. Нас окружает другой мир. Возьмем хотя бы телефон. Раньше, чтобы фотографировать, надо было иметь цифровой фотоаппарат, чтобы слушать музыку — плеер, было много гаджетов. Сегодня все это в одном кармане.

Парадокс в том, что пользователь — все мы — стремимся заполучить каждую новинку, а в бизнесе так не получается. Когда ты бенефициар, то хочешь быстро получить лучшее, а когда ты должен что-то сделать, то максимально оттягиваешь этот момент. Такова человеческая природа.

Медиа медленно адаптируются к быстрому изменению форматов потребления. Вот почему и возникла наша мини-отрасль мультиканальных медиа. Логика очень простая. Медиа тянут людей на сайт, как и десять лет назад тянули: «Приходи к нам, прочитай». Но люди становятся все ленивее, они не желают никуда идти, они хотят все здесь и немедленно.

Поэтому мы пробуем сместить центр или отказаться от него вовсе, говорим: «Нет, уж лучше вы к нам». Сейчас интересный, переходный момент. В отличие даже от состояния двухлетней давности понимаем, что дела пошли в гору.

Думаю, наша мультиканальная лига будет расти раза в 3–4 ежегодно. Прежде всего, в бизнес-метриках. Взаимодействие станет качественнее, в этой индустрии появится больше денег. Это не новые деньги, просто произойдет перераспределение. А придут они из более ортодоксальных СМИ.

— У вас огромный охват, вы в бизнесе, который зарабатывает деньги на историях и на глянцевой журналистике. Но при этом у вас нет интернет-сайта, кроме промо-сайта вашей компании.

— По сути, да. Мы это называли liquid media. Это значимый тренд, достаточный кусок рынка, и он будет еще больше — а как его называть никто не знает. И это плохо, потому что когда нет языка, невозможно даже объяснить, чем занимаешься. Были варианты: омниканальные медиа, кроссплатформенные, Liquid Media, медиа с децентрализованной системой дистрибуции... Однако недавно состоялась историческая встреча компаний, которые уже работают таким образом, пытаются работать либо собираются начать. Большинство голосов было отдано за другое название — мультиканальные медиа.

— Кто входит в ваш консорциум? Какие собрались игроки?

— Из действующих игроков, которые не только декларируют желание, но уже многое делают и даже зарабатывают деньги, — это мы, Tigermilk, New Media Lab Сережи Меньшикова, есть подразделение Rambler Никиты Зельцера. Это «Молния», «Рецептор» и др. Есть Look At Me, которые сказали, что будут активны. И для этого есть ниши и предпосылки. Еще есть Лентач, Образовач.

Я думаю, что команд будет больше.

— Почему встал вопрос взаимодействия команд, которые работают с liquid media?

— Мы не занимаемся только творчеством — мы пытаемся заниматься бизнесом. Причем с точки зрения зарабатывания денег это во многом В2В-бизнес. Важно строить имидж, репутацию, нужно выработать какие-то правила, обозначить границы. Необходимо некое условное обозначение, самоидентификация — путаница в понятиях все усложняет. Потом мы попытаемся координировать свои действия, будем обмениваться опытом, что очень хорошо для молодого рынка.

— На каких платформах вы работаете?

— Мы декларируем, что работаем на 10 платформах. Среди них есть второстепенные, есть экспериментальные, есть те, где у нас только частичное присутствие. Стратегически важных — 5. Это: «ВКонтакте», «Одноклассники», Facebook, Instagram, YouTube.

Twitter — это очень успешный проект, но нас там нет. У меня есть ощущение, что этот поезд ушел... Были люди, они зашли в поезд, он уехал, аудитория там тусуется, взаимодействует, там есть охваты — но новые пассажиры не подсаживаются, ни со стороны медиа, ни со стороны аудитории.

Мессенджеры сегодня дают возможность присутствия. Почему люди уходят в мессенджеры? Почему приложением Facebook ты пользуешься меньше, чем мессенджером? Потому что там тебя отвлекают. Для нас активные мессенджеры — Viber и Telegram.

— Забавно, что газета может пережить интернет-сайт. Почему пресса такая живучая, а интернет такой переменчивый?

— Пресса — это удивительный мир. Иногда поражаешься, как они еще живы. Кстати, сегодня диджитал-тренды уходят в прессу. К примеру, бесплатная газета «Метро» лежит в транспорте, это масс-маркет, а Esquire — премиальный продукт, поэтому журнал лежит в бизнес-залах аэропортов, дорогих кафе. Но он тоже бесплатный. Они живут на рекламе, это рынок в себе: сами придумали, сами посчитали, сами договорились.

Неправда, что в прессе ничего не меняется. Меняется периодически, раз в пять лет. Моим первым местом работы был издательский дом Gameland. Тогда с жаром обсуждались мегаинновации — встраиваемые жидкокристаллические экраны в журналах. Но так ничего и не появилось. Это байка, которая помогала продавать. А интернет меняется каждый год.

Есть проблема имиджевой рекламы в интернете. С поисковой, контекстной все понятно. Надо формировать какой-то имидж, доносить более сложные сообщения. Но пока нет понятных инструментов. Я надеюсь на наш мультиканальный подход. Ведь у него очень простая концепция — мы берем идею, доносим ее до аудитории. Через текст, картинку, видео. Конечно, будет меняться форма: видео по минуте или по десять минут, широкоформатное или квадратное, с титрами или без. Но должны быть какие-то константы. Я надеюсь, что константой станет простая мысль: сообщение прямо в аудиторию.

 

Мне нравится: